Несчастная страна…

«Несчастна та страна, в которой нет героев. Нет. Несчастна та страна, которая нуждается в героях».
Бертольд Брехт. «Жизнь Галлилея».

С той самой минуты, как видео с расстрелом лейтенанта полиции Нурбагандова попало в сеть, стало понятно то, что процесс представления святого великомученика Магомеда к лику святых не заставит себя долго ждать. Режим, который позарез нуждается в героях, сразу пообещал, что именем «геройски погибшего» лейтенанта будет названа улица, а сам он будет представлен к 20 граммовой гремушке, награждением которой родина обычно расплачивается со своими защитниками за отданные Богу души, за разбросанный по земле ливер и оторванные конечности.
Пересказывать канву событий, смысла не вижу, так как вся история о «геройской смерти» Нурбагандова, пересказана, вылизана и обсмакована уже десятки раз.
Слово «геройская смерть» я не случайно заключил в кавычки, потому что никакого героизма в его поступке не заметил. Естественно, оказавшись в плену и будучи связанным, он осознавал то, что его собутыльника убили, а его самого пленили, связали и поставили на колени не для того, чтобы угостить мороженым и отпустить. В той ситуации, в которой он оказался, питать иллюзии и просить о пощаде, не было никакого смысла, и он об этом знал, тем более что сохранить жизнь, взамен за выполнение требований, ему никто и не обещал. То, есть выбор между жизнью и смертью ему предоставлен не был. Ничем сознательно и добровольно он не пожертвовал и ни от каких жизненных благ и перспектив во имя «работайте, братья», он не отказался. Был бы мусульманином, засвидетельствовал бы Шахаду, или попросил бы совершить молитву в два ракаата. Но так как он был мент, не только по роду деятельности, но и по вероисповеданию, то просить своего Господа о прощении не посчитал нужным. Весь его «героизм» выразился в том, что отдыхая на природе, он был, пойман, связан, поставлен на колени и пристрелен, а все остальное — пафос в вперемешку с фальшью и лицемерием.
За все время Кавказской войны российские СМИ породили немало мифов о «героизме» своих вояк. Борцы с «терроризмом» если и погибали, то только исключительно   закрывая командира грудью, отражая атаку тысяч боевиков, прикрывая отход товарищей или распятыми на крестах. Потела и суетилась и церковь, благословлявшая бомбардировки чеченских городов и аулов, неустанно и безжалостно опрыскивая «святой водой» свое педикулезное воинство, канонизируя «великомучеников», и гарантируя российским властям не только полное и безоговорочное одобрение Всевышнего, но и Его невмешательство в заплечные дела путинского паханата.
Мифы штамповались настолько усердно и с размахом, что в герои записывали даже душевнобольных и позже признанных невменяемыми.
Во время боев в Ботлихском районе, по российскому телевидению был показан некий молодой человек, представившийся жителем села Ансалта Курахмаевым Хаджимурадом Асхабовичем. Явно позируя перед камерой, Курахмаев угрожал всем русским смертью, что российскими   СМИ было представлено, как доказательство кровожадной сущности «террористов». Причём российских журналистов даже не смутили визуально, вполне различимые признаки психической неадекватности Курахмаева.
Спустя несколько дней, после своего «выступления» Курахмаев «отличился» вторично. Во время очередного «заскока», воспользовавшись отсутствием должного контроля, он завладел автоматом и убил двоих моджахедов (российская сторона заявляет о четырёх убитых), после чего и сам был убит. Необходимо отметить, что дебильность Курахмаева, о которой было известно во всех близлежащих сёлах, не смутила не только российских журналистов, но и членов президентской администрации, о чем говорит тот факт, что вскоре после инцидента, Курахмаева представили к званию «героя россии» (посмертно).
Необходимость в выдуманных легендах и нарисованных героях, очевидна в силу того, что режиму крайне важно внушить обворованному, униженному и забитому ОМОНовским сапогом люду то, что им тоже есть за что сражаться и умирать. Чтобы внушить им то, что смерть за «царя — батюшку» и выстроенную им «вертикаль», со всеми яхтами, дворцами, панамскими счетами, апартаментами в Лондоне, собаками Шувалова и прокурорскими сынками, с постельничими, со стадами двуногих, дерущимися на «выборах» за коробку с зефиром — есть тот самый подвиг, который «навечно останется в наших сердцах». Чтобы отдавая приказы вождь, привыкший считать их жизни миллионами, не задумывался о количественном дефиците исполнителей. Чтобы под его недрожащей рукой всегда была пара — тройка миллионов зомби, готовых по первому его приказу, превратиться в тухлый фарш хоть на Кавказе, хоть на Украине, хоть в Сирии.

Гулям Мухаммад Дагестанский.

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*