На дне Победы.

«-Много ли примерно выпили? Примерно? Рюмочку, другую?
— Со стакан будет.
— Даже и со стакан. Может быть и полтора стаканчика?
Григорий замолк. Он как бы что-то понял.
— Стаканчика полтора чистенького спиртику — оно ведь очень недурно, как вы думаете?
Можно и «райские двери отверзты» увидеть, не то что дверь в сад.»
Ф. Достоевский . «Братья Карамазовы».  

В дни майских «праздников», видимо приняв на грудь и побаловавшись тюбиком «Момента», калпресс наложил очередной «шедевр», отведать который сползлись власоглавы, аскариды, трихинеллы и прочая калолюбивая живность. Чавкая и кряхтя от удовольствия, гельминты наложили рядом кучу комплиментов, отдали честь и «со слезами на глазах» уползли оставляя за собой мокрые следы и неприятные запахи. Удивила откровенно не «духоскрепная» атмосфера праздника. На этот раз никто никого не обматерил, никто никого и никуда не посылал и маму ничью не вспоминали.
Шедевр тот вышел под названием «Мы и Они. Размышления ко дню победы». Уж не знаю что стояло на праздничном столе у товарища политрука, что он там нюхал и что пил, но не покидает меня уверенность в том, что без корыта стекломоя или пары кубов «крокодила» дело точно не обошлось. Я и раньше не сомневался в том, что осушив пару ведер для храбрости, кал может не только духоскрепно и трехэтажно обматерить, но и картинно порвать на груди тельняшку и пафосно загнуть про «святое». Но если гельминтарий съедал и не такое, то нас людей, не покидает чувство неподдельного изумления при прочтении его «размышлений». Ну как без удивления можно прочитать вот такое: «для людей той эпохи разгром нами стального нацистского зверя был повторением подвига маленького Давида над огромным Голиафом, ярким и очевидным примером торжеством Добра над Злом».
Ощущаете пары стекломоя? Чувствуете его чудодейственную мощь? Советский Союз с площадью 22 с половиной миллиона кв. километров и населением 170 с половиной миллионов человек (по данным переписи 1939 года) назван «маленьким Давидом», а Германия с площадью 633 тыс. кв. километров и населением 90 миллионов названа «огромным Голиафом». Если учесть то, что Германия почти все время войны воевала на двух фронтах с ведущими мировыми державами, (пусть и не таких обширных, как Восточный), а СССР, являясь 1/6 частью суши, по договору ленд — лиза получал еще и помощь на сумму 11 с половиной миллиардов долларов (в ценах 2008 года это более 136 миллиардов), то «маленький Давид» вовсе не выглядит таким уж маленьким и несчастным. Чтобы стала очевидной разница в весовых категориях, между СССР и Германией приведу такой пример. За время с 1941 по 1945 годы промышленность на контролируемых немцами территориях, произвела средних и тяжелых танков: PzKpfwIII — 5127 машин, PzKpfw IV — 8160 машин, Tiger I — 1356 машин, Tiger II»Королевский тигр» — 489 машин, танков PzKpfw V «Пантера» — 5976 машин. Именно эти машины с июня 1941 года по май 1945 несли на себе основную функцию бронетанковых войск Вермахта. За тот же период времени только по договору Ленд — Лиза («Lend — Lease Act») от «проклятых пиндосов» средних и тяжелых танков СССР получил 10678 машин. Подсчет же машин произведенных в Советском Союзе и вовсе срывает маску с «маленького Давида». Оговорюсь сразу, что например танков «Т-34», за годы войны было произведено столько, что погрешность может составлять пару тысяч единиц. Примерное число отправленных а фронт машин этой модификации составило около 58000 единиц. Танков модификации «ИС» (Иосиф Сталин)   сошло с конвейеров 4334 штуки, «КВ» (Клим Ворошилов) — 4391 штук. Не лишне было бы заметить и то, что функционирование советского военно — промышленного комплекса в немалой степени зависело от поставок из — за рубежа. Помощь союзников ощущалась как в тылу, так и на фронте. Помимо десятков тысяч единиц различной техники и вооружений, США и Британия отправляли в Россию сотни тысяч тонн, как различных военных грузов так и продовольствия. Только на этом примере мы видим, что СССР и его союзники, в людских и военных ресурсах ( не говоря уже про географических размерах) значительно превосходили Германию и ее сателлитов.
Я даже не представляю сколько нужно было выпить, чтобы жрущего штатовскую тушенку, чекиста — безбожника сравнить с Божьим Пророком (алейhи ссалям), а государство, впервые в мировой истории провозгласившее атеизм, в качестве «духовной скрепы», разрушавшее мечети и церкви уравнять с неким «Добром». Если мы посмотрим на это самое «Добро» взглядом, лишенным патриотических предрассудков, то мы увидим то, что оно было ничуть не добрее Зла. Оно вытворяло то же самое, что вытворяло Зло. Оно нападало на соседей, оно делило со Злом соседние страны, оно ручкалось с ним , оно подписывало с ним договора и меморандумы. Оно также как и Зло строило концлагеря, оно также, как и Зло убивало массово и сжигало массово, депортировало массово и морило голодом массово. Так что в чем заключается его доброта непонятно. Может быть поэтому мне и кажется то, что границы между ним и Злом, не то чтобы символические. Мне кажется, что их вообще не существует.
Дальше, не иначе, как под действием паров «Момента»,   буйство ватной фантазии достигает крайне изощренных форм.Гельминтарий, жирующий на самом дне победы, рукоплещет и восторгается. Почитаем и мы.
«Каждый день на той войне на фронте гибло около 6 тысяч наших солдат. Новый день и еще 6 тысяч. Следующий день — и еще 6 тысяч наших предков говорили «Умираю, но не сдаюсь». И умирали, не сдаваясь. И они тоже победили. Потому что сделали и отдали для общей Победы все, что могли совершить и отдать. ……А другие воевали так, как будто «умерли» уже тогда, когда взяли оружие в руки. Неправильно, не по-европейски, как говорили нацисты, ошалевшие от такой нашей ярости, «по-варварски». Потому что европейцы не дрались с врагом на руинах собственных городов. Потому что англичане драпали от немцев во Франции до Дюнкерка, где и остановились прося помощи от нас и пощады от немцев, даже толком и не повоевав. Потому что европейцы сдавались за недели, некоторые за дни, большинство за часы».
Во — первых, в ходе Дюнкерской операци с 22 мая по 4 июня 1940 года немцы потеряли только убитыми около 8000 человек, а это потери вполне сотместимые с потерями Вермахта летом — осенью 1941 года. Во — вторых, от Брюсселя, западнее которого располагался английский эспедиционный корпус, до Дюнкерка расстояние составляет чуть более 150 километров. То есть «драпать» англичанам много не пришлось и делали они это с примерной скоростью 10 километров в сутки. Для сравнения можно сказать о том, что темпы наступления Вермахта в летом — осенью 1941 года были выше, чем темпы наступления в Бельгии и Франции. Например, Минск расположенный от границы с Польшей на расстоянии 297 километров, был взят уже 8 июля. Рига была взята 6 июля, а до нее было 279 километров. То есть героические советские войска драпали всё же быстрее, чем трусливые англичане. Тем более советским войскам, в отличии от англичан, драпать было куда. Еще пример. Когда во время осеннего наступления на Москву, немцы за 4 дня преодолев путь в 200 километров, ворвались в Орел, они увидели спешащих на работу прохожих. Прохожих этих со словами «умираю, но не сдаюсь», никто не защищал. Кал, прими это к сведению. И таких примеров не мало.
Писатель Виктор Астафьев еще в далеком 1987 -ом поделился своими воспоминаниями о войне, которые только недавно увидели свет. Астафьев, без свойственного тыловым крысам пафоса, рассказывает о той войне :
«Ох, не задевали бы Вы нашей боли, нашего горя походя, пока мы ещё живы. Я пробовал написать роман о Днепровском плацдарме — не могу: страшно, даже сейчас страшно, и сердце останавливается, и головные боли мучают…..Трудно Вам согласиться со мной, но советская военщина — самая оголтелая, самая трусливая, самая подлая, самая тупая из всех, какие были до неё на свете. Это она «победила» 1:10! Это она бросала наш народ, как солому, в огонь — и России не стало, нет и русского народа….
.Сколько потеряли народа в войну-то? Знаете ведь и помните. Страшно называть истинную цифру, правда? Если назвать, то вместо парадного картуза надо надевать схиму, становиться в День Победы на колени посреди России и просить у своего народа прощение за бездарно «выигранную» войну, в которой врага завалили трупами, утопили в русской крови».
Не случайно ведь в Подольске, в архиве, один из главных пунктов «правил» гласит: «Не выписывать компрометирующих сведений о командирах Совармии».
В самом деле: начни выписывать — и обнаружится, что после разгрома 6-й армии противника (двумя фронтами!), немцы устроили «Харьковский котёл», в котором Ватутин и иже с ним сварили шесть (!!!) армий, и немцы взяли только пленными более миллиона доблестных наших воинов вместе с генералами (а их взяли целый пучок, как редиску красную из гряды вытащили). Может, Вам рассказать, как товарищ Кирпонос, бросив на юге пять армий, стрельнулся, открыв «дыру» на Ростов и далее? Может, Вы не слышали о том, что Манштейн силами одной одиннадцатой армии при поддержке части второй воздушной армии прошёл героический Сиваш и на глазах доблестного Черноморского флота смёл всё, что было у нас в Крыму? И более того, оставив на короткое время осаждённый Севастополь, «сбегал» под Керчь и «танковым кулаком», основу которого составляли два танковых корпуса, показал политруку Мехлису, что издавать газету, пусть и «Правду», где от первой до последней страницы возносил он Великого вождя, — одно дело, а воевать и войсками руководить — дело совсем иное, и дал ему так, что (две) три (!) армии заплавали и перетонули в Керченском проливе».
Но им все это не нужно. Им нужна патетика, им нужен пафос, им нужно криками «вперёёёд, твою мааааать» гнать бессловесный и бритый быдляк в бой, им нужен «умираюноненесдаюсь», им нужен «сулыбкойзаАбрамовича», им нужны «одноразовые», которые если и выживут, в очередной развязанной ими войнушке, то выжив будут менять ордена на водку или в поисках рубля ползать по вокзалам и поездам. Врать они будут изощренно и не краснея. Всех усомнившихся в их лжи, они будут называть «швалью», «либерасто — грантовыми дебилами», «предателями». Не только потому что за прошедшие два века, почти все войны России были либо захватнические, либо гражданские, либо проигранные, а еще и потому победа над Германией, единственная «скрепа», которую они, как заплесневелый бублик, смогли найти в своих дырявых карманах. Ежегодно они устраивают праздничные литургии и ритуалы лобызания этого бублика и выражения благодарности его хозяину. Все остальные «скрепы» ими либо проданы, либы выменяны на зарубежные счета и золотые унитазы.
В презираемой ими Европе, скрепами являются права человека, высокий уровень жизни, качественная медицина. Немецкие машины, швейцарские часы, голландские сыры, как ни крути — тоже скрепы. России же кроме как видами разрушенного Берлина и трупами изнасилованных немок, похвастаться нечем. Поэтому бублик, стекломой и клей » Момент» — они то и есть наши самые дорогие и непреходящие духовные ценности и скрепы.
Гулям Мухаммад Дагестанский.

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*