"Коля и скрепы".

searchОтрывок из нашумевшего фильма «Поиск», запечатлевший «казнь» российскими военнослужащими чеченской семьи, за несколько дней собрал около 160 тысяч просмотров. Кто — то, и таких было большинство, абсолютно не заметил того, что действия происходили на съемочной площадке, а не в реальной жизни.   Кто — то даже выложил в сеть фотографии актеров, сыгравших роли российских солдат, с призывом к отмщению, что является безусловным доказательством правдоподобности отснятого материала. Признаюсь, я был одним из тех, кто поверил в подлинность видеоролика. Не потому что доверчивый, а потому что российская армия создала для этого доверия немало причин.
Наверное, нет места на земле, где после присутствия воина — «освободителя», за ним не тянулись бы кровавые следы, и где ему в спину не посылали бы проклятия «освобожденные» им народы. Чечня стала очередной жертвой, в тело которой, это чудовище, вонзило свое ядовитое жало. Только за прошедший век и начало нынешнего, перешагивая через трупы «освобожденных», «освободитель» не раз выносил награбленное им барахло из афганских кишлаков, прибалтийских деревень, кавказских аулов. Слава быдловатого мародера и убийцы, прочно закрепилась за ним везде, куда бы ни ступал его грязный сапог, и куда бы с частушками и матом не вваливалось его полоумное, немытое рыло. Картина, которую посчастливилось увидеть нынешнему поколению чеченцев, точная копия того, что видели их предки, или то, что видели, «освобожденные» народы Азии и Европы. Поэтому в увиденном, я не заметил чего – то нового или шокирующего. Даже напротив. Все было вполне знакомо и обыденно.
Несмотря на блестяще сыгранную главную роль, из всех героев фильма, самым запомнившимся мне персонажем, стал все же солдат Гвоздев Коля. Пойманный на улице, забритый, и отправленный в пекло войны, Коля из обычного мальчика с гитарой на глазах превращается в «человека с ружьем». То человеческое что, еще совсем недавно жило в его душе, насмерть забивается пинками и оплеухами. По мере того, как оно угасает, в нем растет и жиреет новое, прежде не присущее ему желание издеваться над слабым и заискивать перед сильным. Оно зародилось сразу после того, как Коля, получил первую пощечину от товарища полковника, «отдал честь», и проводил его потухшим от безысходности взглядом. Оно продолжало расти, по мере того, как Коля, получая под дых и в зубы, готовился быть холуем и палачом одновременно. Проходит еще немного времени и Коля под аплодисменты сержанта, уже сам избивает до полусмерти своего сослуживца, тем самым доказывая то, что родина не случайно доверила ему бушлат и погоны. После этого Коля уже может позволить себе немыслимые прежде вольности. Проходя по плацу, он может держать руки в карманах, баловаться наркотой и пивом. В кругу колоритных дегенератов и породистых дебилов, на шеи которых, родина, традиционно навешивает лавры «освободителей», он уже не чувствует себя инородным телом. Процесс вживления «лишней хромосомы», уже не вызывает побочных эффектов, и совсем скоро Колю грузят на вертолет и   отправляют наводить порядок. Конституционный. Тот самый, в вонючей жиже которого, конвульсирует его родной Мухосранск.
И вот Коля с автоматом в руках и индульгенцией в кармане, уже в чеченском селе. Всюду горящие руины и дымящиеся трупы.   По селу, в поисках женских чулок и унитазов бродят толпы одичавших от крови и водки мародеров. Чуть вдалеке группа «освободителей» допрашивает чеченскую семью. То, жестокое, подлое и трусливое, что воспитывалось в Коле пинками и оплеухами, подсказало ему, что вот сейчас он, наконец, сможет отыграться за все и за всех. И все увиденое ложилось бальзамом на душу, но тут произошло то, что до костей покоробило Колин патриотизм. «Чернож…й» нагло и не стесняясь поднял руки в мольбе Всевышнему. И Коля закричал: «Парни, парни да он молится бл…Да ты ох….л вааще». Всем своим патриотическим нутром, он почувствовал то, как надрывно рвутся «скрепы», как кто- то отказываются быть частью народа, как кто-то не хочет с ним вместе «жить, трахаться  и пить». Такого плевка в душу ни Коля, ни его собратья по оружию простить не могли, и потому произошло то, что уже раньше происходило в Хайбахе, Самашках, Чернокозово, Алдах, Ханкале и во многих других местах.
Конечно, это только кино. И конечно можно предположить то, что оно не основано на реальных событиях, и потому доля авторского вымысла в нем определенно есть. Но безусловным доказательством того, что эта доля ничтожна, мала, являются хроники, как первой, так и второй «чеченских», а также воспоминания десятков тысяч свидетелей, которые даст Бог, когда — нибудь увидят свет. Тот, кто грозится опровергнуть этот фильм «покадрово», пусть попытается опровергнуть еще и сотни часов этих хроник, и не забудет про свидетельства свидетельствующих. Желание палачей и мародеров скрыть то, что ковры и мебель в их доме, еще совсем недавно были заляпаны кровью их жертв, выглядят не столько цинично, сколько глупо. И то, что сегодня, от этого смердящего трупами чудовища, начинают брезгливо отворачиваться даже его бывшие компаньоны и клевреты, внушает надежду на то, что совсем скоро оно испустит свой зловонный дух. Ин ша Аллаh.
Гулям Мухаммад Дагестанский.

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*