Лучше быть крысой.

i (20)Смею предположить то, какие чувства переполняли сердце муртада Вахи, в то время, когда главный кремлёвский скунс угрожал смертью «в сортире», в то время когда первые бомбы уже посыпались на чеченские города и сёла, в то время когда российские танки прямой наводкой расстреливали идущих в Ингушетию беженцев. В его подловатой душонке гнездилось чувство уверенности в скором освобождении. Всякий раз, когда Ваха слышал рокот приближающихся штурмовиков, он с замиранием сердца смотрел на небо и тихо, так чтобы никто не услышал, шептал: «Летят. Наши….».
Ожидая приход «освободителей» Ваха приготовил ящик «шмурдяка» и сохранившийся с «первой чеченской» российский триколор. Он с нетерпением ждал, когда придут шаманов с будановым и прогонят «безродных арабских наёмников», вернут Вахе «чеченские традиции» и научат его правильному пониманию Ислама. Он ждал тот день, когда он, одев новую шляпу и начистив туфли, с заранее приготовленным списком соседей- «ваххабитов», пойдёт встречать освободителей. С каждой разорвавшейся бомбой, с каждой разорванной, расстрелянной, изнасилованной и замученной жертвой, чувство уверенности в скором освобождении от «ваххабитов» росло и крепло. Сердце Вахи переполняло чувство радости, когда он видел трупы муджахидов. Скоро, совсем скоро будет забыта ненавистная Ичкерия, будет растоптана тяжёлым сапогом освободителя, свобода, принесшая Вахе столько мук и горя…..
С тех пор прошло много лет… Освободители осели в чеченских весях. Путин назван «спасителем чеченского народа». Недалёк тот день, когда плешивый будет объявлен «отцом всех чеченцев». Некоторые из «боевиков», пристроившись на довольствие в путинский свинотдел, сжигают дома муджахедов, похищают и убивают их родственников. Вахе же досталась весьма значимая должность директора «Центра духовного — нравственного воспитания». В должности главного воспитателя нравственности Ваха весьма преуспел. Периодически в Грозный, по заказу путинского завхоза Кадырова, наведываются гей Зверев и гейша Собчак. Обычно очень щепетильные ревнители чистоты духовности и обвиняющие муджахедов в сомнительном происхождении, кадыровские шавки, в подобных случаях набирают в рот воды. Происхождение и репутация Зверева у них не вызывает ни сомнений, ни нареканий. Неразборчивость в связях с самыми отвратными из кяфиров, по их мнению, абсолютно органично укладывается в формат « многовековых чеченских традиций».
Вахе тоже не дано выпасть из хора прославителей новой жизни. Вот и недавно он написал статью: «Охота на крыс». Статья в духе поствоенного чеченского модерна. Стало быть крысы – это муджахеды, а кадыровцы — охотники на крыс. Переубеждать Ваху, напоминать ему о том, кто убил, замучал, искалечил 200 тысяч его соплемеников не имеет смысла, ибо Ваха – типичный продукт путинско — кадыровского кровосмешения. Всё равно не поймёт.
Но клянусь Аллаhом лучше быть крысой поедающей падаль и отходы, чем одев на себя майку с изображением путина, не испытать при том чувства гадливости и презрения к самому себе. Лучше быть самой последней из крыс, чем махнуть рукой в сторону, даже одной из двухсот тысяч смертей, уже давно забытых в кромешном угаре строительства новой жизни.
Гулям Мухаммад Дагестанский

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*